Л.К. (gimser) wrote,
Л.К.
gimser

Книжный дайджест - 55.

Предыдущие части доступны по тегу.

Тёмная башня (Стивен Кинг). Эпическому циклу положена эпическая же развязка, всё правильно. Понимаю тех, кому она категорически не понравилась, но в рамках внутренней логики Кинга, как я её представляю, всё достаточно складно и задним числом видно, что намёков было немало. Вложенная история про банальность зла и лучших учеников, конечно, изрядно вторична, но исполнена хорошо. Чувствовалось, что автору важнее связать все линии и выстрелить из большинства подвешенных ружей (хотя не из всех, оборванность истории с шарами просто поражает), чем представить роман как самостоятельное цельное произведение. Возможно, если бы он изначально не ограничил себя тем, что седьмая часть точно финальная, то можно было бы разбить её на две, и аккуратнее оформить. Кстати, вскрывшуюся убогость и бестолковость всех трёх антагонистов я как раз не считаю большим провалом (в отличие от многих фанатов) - это продолжение всё тех же рассуждений Кинга о природе зла. Другое дело, что такие образы изрядно противоречат их же явлениям из других книг, например, из Противостояния, это действительно проблема. 7.
Месьё Ибрагим и цветы Корана (Эрик-Эмманюэль Шмитт). Атмосферная притча об одном из вариантов отношении к жизни. Мне в текущем настроении показалась легковесной. Но читать Шмитта дальше хочется, очень хорош был его Улисс из Багдада. 7.
Синяя птица (Морис Метерлинк). Сначала удивлялся, почему такая простенькая сказочка стала культовой, но постепенно осознал, что это действительно очень хорошая и яркая притча, пусть и поданная совсем в лоб. Единственное - не очень понимаю, как это ставить на сцене, замучаешься же с эффектами, костюмами и персонажами. Как-то не попал я в детстве ни на одну постановку, хотя пару раз был близок. 8.
Мужики (Владислав Реймонт). Одно из главных произведений польской литературы: год из жизни деревни рубежа веков. Каждый из четырёх томов (по сезонам) вполне тянет на отдельный роман по объёму, а первый и последний и по содержанию. Семейная драма по интерьеру очень сходная с первыми частями Тихого Дона. Тягучее повествование, много описаний быта и природы, но в итоге погружение в эпоху очень глубокое. Большинство авторов (или редакторов) сократили бы объём раз в пять (событий происходит действительно страниц на 200 максимум) и сделали бы упор на личностях отдельных героев, их различиях и столкновениях. Реймонт же не случайно берёт такое обобщающее название, для него все персонажи кроме отчасти Ягуси и, возможно, Роха - единое целое, те самые мужики во всех своих проявлениях с едиными ценностями (главная из которых - земля) и повторяющимися, всем понятными конфликтами. Я вообще люблю медленные натуралистичные романы, которые обволакивают и затягивают на время чтения в описываемый мир; этот как раз из таких. Вроде и герои не особо яркие и интересные, но с ними сживаешься, начинаешь воспринимать их как давних знакомых, уж слишком долго ты рядом с ними в поле или в избе. 8.
Эгоистичный ген (Ричард Докинз). Как популярное изложение - выше всяких похвал. Но местами упрощения показались даже слишком сильными, а образы совсем отвлечёнными - маловато доказательной базы и строгости для таких широких и дерзких мазков. Вероятно, это сделано сознательно, но всё равно коробит. Сама теория, ставшая со времени написания общепринятой, показалась отлично объясняющей почти что угодно, но это так себе преимущество для гипотезы, особенно если она не позволяет строить предсказания, а с этим (в рамках изложенного в этой книге) как-то туговато. Фундаментальных вопросов у меня осталось два: как объяснить в рамках теории широту разнообразия видов (на первый взгляд, его не должно быть) и есть ли адекватные замеры скорости эволюционных изменений на уровне генного отбора, чтобы верифицировать описанные механизмы (может это вообще реализуемо от бульона до нынешнего состояния только за сверхвселенское время) и, в идеале, построить какие-то прогнозы. Надо будет почитать последователей, там должны быть раскрыты эти темы. Буду признателен за рекомендации. 8.
О разделении труда (Эмиль Дюркгейм). Ясность выражения мысли на высоте. Удивительно, но даже часть подходов стала для меня открытием. Я конечно был тем ещё студентом экономфака, но есть ощущение, что некоторые мысли Дюркгейма у нас вообще не упоминались, хотя они чисто экономические по сути. И очень забавно перекликаются его тезисы с теми же Мужиками, о которых речь шла выше - вот как раз у Реймонта во всей красе выведено то самое "единение через одинаковость", ведущее по Дюркгейму к механической солидарности, которая должна по мере прогресса уступать место органической солидарности, основанной на разделении труда. По совместительству хорошо сочетается с моими же недавними мыслями о том, насколько же в современном обществе меньше единых тем и позиций, чем ещё два-три поколения назад. Тоже разделение труда влияет? Вероятно, отчасти да. 8.
Tags: Вопросы миру, Книги, Наблюдения
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments